Секция V


Влияние института банкротства на экономическую безопасность государства: вызов или инструмент обеспечения

  • Публикация:
    16.11.2017 18:19
  • Изменения:
    16.11.2017 18:29
  • Просмотры:
    246

Анализ состояния института банкротства в России с позиции проблем обеспечения экономической безопасности показывает, что правовое регулирование процедур банкротства в Российской Федерации претерпело в последние годы существенные изменения по многим направлениям, что оказывает влияние на уровень экономической безопасности государства. Однако на фоне постоянной борьбы за собственность, в условиях недостаточно эффективной экономики  реальное применение нормативных актов о банкротстве в интересах отдельных субъектов экономики наносит существенный ущерб другим участникам дел о банкротстве, интересам государства, пониманию необходимости и целесообразности банкротства в обществе, что зачастую деструктивно отражается на экономической безопасности хозяйствующих субъектов и национальной экономике в целом, деформируя рыночные механизмы ликвидации и реабилитации бизнеса,  дискредитируя институт несостоятельности и деятельность добросовестных  арбитражных управляющих.       

Неэффективное функционирование института несостоятельности и выполнение в ряде случаев несвойственных ему функций является серьезной угрозой для экономической безопасности государства и формирования эффективной рыночной экономики, что требует адекватных мер по преодолению данной ситуации со стороны государства и профессионального сообщества антикризисных и арбитражных управляющих в целях превращения института банкротства в действенный инструмент обеспечения экономической безопасности государства.

Цель секции:

Выработка рекомендаций по совершенствованию института банкротства как важного инструмента обеспечения экономической безопасности Российской Федерации.

Задачи секции:

  • определение роли института банкротства в обеспечении экономической безопасности государства: вызовы, опасности, угрозы

  • анализ деятельности федеральных органов исполнительной власти по защите государственных интересов в процессе банкротства организаций

  • анализ современных инструментов противодействия коррупции при банкротстве организаций

  • рассмотрение налогово-бюджетных рычагов в системе института банкротства как фактора обеспечения экономической безопасности государства;

  • обсуждение современных инструментов восстановления платёжеспособности должника в досудебных и судебных процедурах.

  • раскрытие противоречий между тенденциями развития законодательства о банкротстве и его правоприменительной практики в контексте обеспечения экономической безопасности

  • рассмотрение вопросов развития системы экономической безопасности в рамках банкротства организаций финансового сектора.

Ответить Нравится Не нравится Изменить

Комментарии (1)

Хочу рассказать о наболевшем. 

 

В настоящее время зарегулированность процедур банкротства достигла чудовищных размеров и попросту мешает нормальному, а главное - быстрому проведению процедур банкротства, вынуждает арбитражного управляющего заниматься большую часть времени бессмысленной и попросту вредной работой.

Помимо того, что закон де-факто стал исключительно про-кредиторским, деятельность арбитражного управляющего зарегулирована до абсурда, количество контролирующих лиц попросту ненормально: арбитражный суд, собрание кредиторов, отдельные кредиторы-мажоритарии (попробуй, например, ему отказать в предоставлении запрошенных документов, порой по тысяче страниц, ничто не мешает кредитору установить периодичность собрания ежемесячно, к собранию будешь вынужден знакомить с чем кредитору угодно), прокуратура, ОВД, орган по контролю (надзору), трудовая инспекция, ФНС, и проч., и проч.

Для повседневной работы арбитражный управляющий теперь либо должен брать небольшое количество должников, если работает самостоятельно, в-одиночку, как я до недавнего времени (при этом следует проявлять тщательную внимательность в отборе должников, чтобы как можно скорее "отбить" собственные затраты), либо создавать большой штат сотрудников (включая помощников, бухгалтера, экономиста), чтобы успевать реагировать на разнообразные требования, запросы и прочее.

Абсурд зарегулированности очевиден во всём: например, Пенсионный фонд требует сдачи отчётности, хотя сотрудников в большинстве банкротов уже нет, ФНС требует сдачи отчётности, которая, по существу, не нужна даже самим этим органам; прокуратура периодически дублирует Росреестр и мониторит деятельность арбитражного управляющего "планово"; можно до бесконечности вспоминать массу откровенно бредовой работы, которую приходится делать помимо основной деятельности по банкротству конкретного предприятия. Мало того, что эта работа откровенно бессмысленна, "для галочки", но она требует огромных финансовых затрат.

Малейшая ошибка, включая большинство формальных, без последствий, короткая жалоба от работников, кредиторов и т.п. требует отвлечения внимания от настоящей работы на разбирательства с Росреестром, СОАУ и т.д. Защиты арбитражного управляющего нет как таковой.

Арбитражный управляющий лишён возможности защищать себя и попросту жить по-человечески:

1. беспощадная административная ответственность. Например, меня в минувшем году "наказали" предупреждением за просрочку публикации о подаче заявлений об оспаривании сделок (более 30 заявлений), лишив тем самым "права на ошибку". Теперь при любом поводе Росреестр возбуждает дело сразу по ч.3.1 ст.14.13 КоАП РФ с санкцией в виде дисквалификации, а я вынужден в страхе ждать, чем это закончится - снисходительным признанием малозначительности или сразу дисквалификацией и потерей работы и источника дохода не только для меня, но и моей многодетной семьи. В суде при рассмотрении "административки" я чувствую себя не профессионалом, а скоморохом: оправдываюсь, рассказываю, сколько детей и какого возраста останутся без "покушать", и прочее, лишь бы не лишиться работы.

2. административная ответственность за разнообразные "нарушения". Например, сосредотачиваясь на основной работе (потому что на всякий бред попросту не остаётся времени), я не сдаю по форме РСВ отчётность в пенсионный фонд. По окончании процедуры сдаю эту отчётность, нулевую, сразу за все периоды, чтобы получить справку для завершения,  в обратную получаю сразу десяток "административок" по 300 руб., которые оплачиваю, потому что мне дешевле уплатить эти штрафы одновременно, чем содержать бухгалтера, который будет сдавать периодически отчётность или самому отслеживать это бессмысленное действие. Помимо этого масса "административок" нарабатывается перед налоговым органом, трудовой инспекцией и т.д.

3. повышенный риск убытков. Убытки заложены во всём: в сроках, в механизмах, на убытки ориентируются все кредиторы. Подчас кредитору выгоднее "вывести" арбитражного управляющего из равновесия, подтолкнуть к убыткам, чем, например, оспорить сделку, привлечь к субсидиарной ответственности руководителя и т.п. Проще получить выгоду от страховки арбитражного управляющего и фондов СОАУ, чем и занимаются многие кредиторы, не скрывая своей цели. Убытки заложены в возможности взыскать их не только в ходе, но и по завершении процедуры банкротства, а также в порядке регресса. Абсурдный пример: я причинил по глупости убытки в 2009 г., частично их возместил, частично в 2014 их возместила страховая компания, а в 2017 г. страховая компания предъявила ко мне регрессное требование. Т.е. фактически вся тема длилась с 2009 по 2017 г. - 8 лет!!! Сколько же я взыскал судебных расходов со страховой организации? - 50000 руб. при потраченных 100000 руб. на услуги адвоката в течение полугода, пока длилось разбирательство. Такова цена защиты имущественных интересов арбитражного управляющего. 

4. "нормальный" арбитражный управляющий, предвидящий внезапное изменение для себя ситуации, не может ни оформить дорогостоящее имущество на себя, лишён отдыха (отпуска) как категории человеческой жизни, имеет массу заболеваний уже к 40 годам, в основном, неврологических и обмена веществ. 

Конечно, я не думал в 2007 г., когда стал арбитражным управляющим и избрал конкретно эту профессию, что в 2017 г. буду как клоун кланяться перед каждой "мордой". В последнее время, чтобы никому не жаловаться, вообще подумываю заканчивать бурную деятельность арбитражного управляющего и сосредоточиться, например, на защите прав кредиторов - вот уж где можно ничего не бояться, кроме смешных судебных расходов. Написание жалобы занимает 10 минут, написание отзыва на жалобу с приложением всех документов - 3 суток, есть разница?

Только кому от этого лучше будет, если мне это надоест? Мне - нет, потому что возраст не позволяет быстро переквалифицироваться на иные отрасли деятельности, государству - вряд ли, ведь я реально стараюсь вернуть всё в конкурсную массу, оспорить сделки, продать подороже и т.п. При этом жалко накопленный огромный опыт в самых тяжёлых ситуациях. 

Совершенно безобразным явлением являются публикации - бессмысленные (при наличии дублёра - ЕФРСБ), но дорогостоящие бумажные публикации в "Коммерсантъ", изжили себя, невыгодны абсолютно никому, кроме собственников самого издания (я ни раза не помню, чтобы кто-то без иронии отозвался о целесообразности публикаций в газете "Коммерсантъ"), однако по-прежнему законодатель упрямо не отступает от дурацкого обязательного опубликования сообщений в газете "Коммерсантъ" (хотя я уверен - рано или поздно эту "бредятину" на 100% отменят). Но ладно бы публикации в "Коммерсантъ" - публикации в ЕФРСБ заставляют по ночам нервно вздрагивать - а не пропустил ли чего, а не пропустил ли дурацкие сроки. 

Про сроки в ЕФРСБ отдельная тема: из какого пальца их высосали? То пять дней, то три дня, то два дня, то десять - зачем? Почему не сделать единый срок публикации о событии, например, те же 5 дней? Что даёт, например, что отчёт об оценке должен быть опубликован именно в течение 2 рабочих дней? Почему отчёт публикуется в течение 2 рабочих дней, а результаты инвентаризации - в течение 3 рабочих дней с момента окончания того или иного (утрирую). 

Собрания кредиторов. Для меня загадка - зачем вообще нужно отчитываться перед собранием, если каждые 6 месяцев надо продлять срок процедуры и отчитываться перед судом. В большинстве процедур со временем на собрание прихожу только я, зато попробуй его не созвать в установленный период - проблем не оберёшься, от жалобы в суд до "административки". 

Собрание работников, бывших работников. "Сырая" ст.12.1 Закона стала просто полем бурной деятельности Росреестра. Что только не увидишь: и проводить надо обязательно, и проводить надо перед каждым собранием кредиторов, и т.п., и т.п.!

Торги... Даже не знаю, можно сутками рассказывать о нелепости существующего механизма. Об этом уже тысячу раз сказано - пересказано на форумах. Отмечу одно: не нужны ни аукционы, ни конкурсы, нужно только публичное предложение! Кто готов заплатить за имущество в десятки раз дороже, чем начальная цена - заплатит. И не нужны для этого никакие первые и повторные торги, соревнование и проч. 

Счета. Я не понимаю, почему у каждого банкрота должен быть отдельный счёт, да не один, а порой - куча специальных? Почему не сделать один профессиональный счёт для арбитражного управляющего, пользоваться которым может только он, на который могут поступать/расходоваться денежные средства исключительно в связи с банкротством находящихся в производстве банкротов? Зачем закрывать пустые счета должников? 

Отдельная тема - сам Закон: он стал кодексом. Мало того, что он стал кодексом, вокруг него существует уже, наверное, около 50 подзаконных актов, постановлений Пленумов, информационных писем, разъяснений и прочего "дурдома". Но маразм на этом не кончается: например, в делах о банкротстве граждан применяются разъяснения, которые ВАС РФ принимал для банкротства ИП по старому законодательству! Вряд ли ВАС РФ знал, что через несколько лет будет принят закон о банкротстве граждан и готовился к этому, разъясняя вопросы о банкротстве ИП! Однако суды исходят из того, что знал! 

Нормы Закона о банкротстве граждан - это что-то с чем-то. Никакой системы: например, о полномочиях финансового управляющего мы узнаём из ст.213.25 "Имущество гражданина, подлежащее реализации в случае признания гражданина банкротом и введения реализации имущества гражданина"! Об этом я могу говорить ещё на 5000 слов, но не буду. Практикующему юристу итак всё понятно. 

Субсидиарная ответственность: да, законодатель её ужесточил и упростил привлечение к ней. Но на практике, например, у меня, из 5 привлечённых к субсидиарной ответственности "руководителей" на безумные суммы один - грузчик в "Магните", другой - бомж, третий - пенсионер-рыболов, которому на всё уже наплевать, четвёртый попросту ездит по СПб на "мерседесе", который принадлежит его другу, и смеётся, имея долг 74000000 руб. И только пятый реально переживает, но ничего не имеет, всё уже отобрали банки при взыскании с него как с поручителя. Резюмирую: требуется страхование ответственности руководителей должника по примеру арбитражных управляющих, на случай причинения убытков кредиторам при возможном банкротстве. Хочешь быть руководителем - застрахуй ответственность. Привязать её размер к размеру кредиторской задолженности (до 1 млн. руб., до 5 млн. руб. и т.п.), сделать "льготы" - снижение страховой премии при добросовестности. 

Итак, мои предложения по совершенствованию законодательства и практики банкротства:

1. убрать бессмысленную отчётность банкротов;

2. упростить привлечение специалистов или повысить размер вознаграждения;

3. убрать отчётность перед собранием кредиторов и отдельными кредиторами;

4. единый орган по контролю (надзору), который и только который отслеживает деятельность арбитражного управляющего (и СОАУ в пределах своей компетенции);

5. торги - только посредством публичного предложения;

6. публикации - только в ЕФРСБ и на ЭТП (для торгов);

7. кодифицировать Закон;

8. единый профессиональный счёт арбитражного управляющего для работы со всеми находящимися в его производстве проектами;

9. страхование ответственности руководителей должника;

10. ограничение полномочий кредиторов;

11. ведение реестра требований кредиторов в ЕФРСБ или по его образцу;

12. ведение отчётов арбитражных управляющих в ЕФРСБ или по его образцу;

13. подтверждение полномочий арбитражного управляющего не требуется при наличии опубликованного сообщения в ЕФРСБ и судебного акта в "Картотеке арбитражных дел";

14. повышенные судебные расходы (штрафы) для кредиторов и проч. в случае необоснованного обращения в суды к арбитражному управляющему;

15. возможность добровольного страхования ответственности за неумышленное причинение убытков сверх лимитов, установленных Законом;

16. состав ст.14.13 КоАП РФ должен быть не формальным, а материальным - привлечение к ответственности должно происходить только при наступлении конкретных, осязаемых последствий для кредиторов и должника, а не для "общества";

17. установление режима выходных дней и отпуска для арбитражного управляющего. Сроки публикации должны исчисляться только рабочими днями, а не календарными, арбитражный управляющий должен иметь ежегодный отпуск, пусть даже неоплачиваемый из конкурсной массы, но реальный. 

Прошу прощения за импульсивность изложения мыслей. 

 

 

 

 

# Нравится 0 Не нравится 0